Технологии свободы

Технологии свободы

О Свободе написано столь много текстов, что один лишь их перечень многократно превысил бы объем предлагаемой работы. Как правило, это либо интеллектуальные конструкты, либо превращенные в интеллектуальные конструкты данные мистического опыта, выходящего за рамки рационального мышления. Такие конструкты всегда парадоксальны – в обыденном опыте и даже в рафинированном мышлении нет соответствующего слову «Свобода» предмета. Мы можем дать имя этому феномену, но не можем придать этому имени оперативный характер – нет инструкций, «как действовать из Свободы». В Свободе вообще нет инструкций, логики и языка.

Свободу можно пережить, но ее нельзя описать. Язык появляется там, где уже действуют те или иные виды обусловленности (правила, стабильности). Свобода же существует до языка и  после языка. Но методы достижения Свободы есть и поскольку движение к Свободе в человеческой ситуации начинается в мире обусловленности, то для этих методов есть и язык, и инструкции. Когда эти методы выстраиваются в организованную систему, мы говорим о «технологиях Свободы»

Словосочетание «Технологии Свободы» несколько режет ухо. Звучит не лучше, чем «технологии любви». Но именно это парадоксальное сочетание отражает сущность психонетической работы. Мы знаем, что в нашем сознании есть область Свободы. Значит, мы можем разработать методы достижения этой области. Совокупность методов решения задачи, допускающих их передачу тем, кто владеет соответствующим языком, это и есть технологии. 

Технологии, в отличие от науки и философии, направлены не на построение теории или онтологии, а на решение корректно поставленных задач. Сам термин «технологии» не предопределяет методы и идеологию их решения. Методы могут быть связаны со сборкой устройства из различных элементов, управлением поведением широких масс (политтехнологии), образованием и воспитанием (педагогические технологии) и т.д. Технологии состоят из формулировки задачи (результата),  методов ее решения (либо развернутых во времени -  и тогда прописываетя последовательность шагов, либо единовременных – и тогда прописывается единственное действие), инструкции по выполнению (или последовательности команд), понятной сообществу людей, принадлежащему данному технологическому миру.

Человеческое сознание прошло путь от Свободы до Технологий, от Церкви (территории прямого соприкосновения с Истиной) к Культуре (оперирование с высокими смыслами, извлеченными из церковной жизни) и, наконец, к Технологиям – методам решения задач любой природы. Церковь задает цели, Культура – ценности, Технологии – методы.

Можно по-разному понимать этот процесс – и как деградацию Традиции, и как истощение сил по мере продвижения сквозь традиционные формы к Запредельному. Оба понимания равнозначны: мы не описываем «какой процесс идет на самом деле», а выбираем, «делаем» Мир и свой путь в нем таким или иным по своему выбору.  

Психонетика не интерпретирует Мир и не задает цели и ценности – психонетика задает методы работы с сознанием. Методы могут быть изложены в виде инструкций, понятных людям, знакомым с азами психонетических практик. Поэтому это технологии. Но (если отвлечься от попутных прагматических результатов) конечной целью этих практик является достижение высшей области нашего сознания – Свободы. Свободы воли. При этом воля понимается как ничем не обусловленная созидающая активность сознания. А вот что делать после достижения этой области – это уже выходит за рамки технологий и становится осознанным фундаментальным выбором.

Психонетика технологична. Это инженерная дисциплина, она не о том, «что есть на самом деле», а том, как решить поставленную задачу. Но психонетика исходит из вполне определенных оснований, ее методы проистекают из вполне определенной онтологии, и возникла она в контексте вполне определенного проекта. И эти основания, онтология и проект должны быть прояснены. Это не значит, что те, кто пользуются психонетическим инструментарием должны принимать базовую онтологию и исходный проект. Методы безразличны к фундаментальным целям.

Это хорошо видно на продвинутых этапах психонетических практик. Предельный опыт, с которым сталкивается практикующий, может привести его к иной онтологии и иной метафизической позиции, радикально отличной от той, которая служила основой для разработки техник. Выбор метафизической позиции на эффективность методов никак не влияет.

В отличие от предыдущих работ, эта книга посвящена не только техникам, но и тем основаниям, из которых они проистекают. Предполагается, что читатель знаком с материалом, изложенным в предыдущей работе на эту тему – в «Активном сознании»[1]. Мы разберем более подробно некоторые технологии использования ресурсов сознания для получения принципиально новых продуктов, рассмотренные ранее (осознание слоев сознания, которые считаются областью бессознательного; активизация сознания, получение опыта не обусловленной никакими факторами волевой активности и его конструктивного использования, конструирование новых реальностей сознания, выходящих за рамки обычного опыта), а потом (не только потом, но и параллельно) рассмотрим соответствия построенных практик и онтологических тезисов. 

В комментариях к «Активному сознанию» я не раз наталкивался на упрек в насыщенности текста специальной терминологией, как выражались некоторые оппоненты, в книге «слишком многа букав». Но здесь ничего не поделаешь -  психонетическая работа требует строгости и потому неизбежно введение новых терминов. Этой судьбы не избежала и предлагаемая работа. В терминологической защищенности есть и своя польза – преодоление терминологических барьеров требует определенной сосредоточенности, а без таковой попытки использовать текст в качестве инструкции принесут только вред или, в лучшем случае, разочарование.

Психонетическая практика развивается усилиями ее участников и я постарался отразить их опыт и их находки в предлагаемой работе. Часть глав и параграфов этой книги написана моими коллегами, участвующими в разработках, ведущихся психонетическим сообществом. Эти главы и парагрфы обозначены их именами. 

Возврат к списку